Оспаривание сделок должника при банкротстве судебная практика

Информационная статья на тему: "Оспаривание сделок должника при банкротстве судебная практика" с полным объяснением материала. Если в процессе прочтения возникли вопросы, то вы всегда можете задать их дежурному юристу.

Оспаривание сделок должника при банкротстве судебная практика

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г. N 304-ЭС15-17156 (ключевые темы: банкротство — кредиторская задолженность — экономические споры — оспаривание сделок должника — конкурсный кредитор)

Резолютивная часть объявлена 28 апреля 2016.

Полный текст изготовлен 10 мая 2016.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Капкаева Д.В.,

судей Букиной И.А. и Разумова И.В.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Бурмаковой Т.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «СтройИнвестКузбасс» и общества с ограниченной ответственностью «Атлант» на определение Арбитражного суда Кемеровской области от 24.06.2015 (судья Лебедев В.В.), постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2015 (судьи Фролова Н.Н., Афанасьева Е.В., Кудряшева Е.В.) и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.10.2015 (судьи Коробейникова О.С., Гудым В.Н., Лошкомоева В.А.) по делу N А27-2836/2013.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества с ограниченной ответственностью «СтройИнвестКузбасс» и общества с ограниченной ответственностью «Атлант» — Чутков П.Г.;

индивидуального предпринимателя Ивашкина А.А. — Шевченко М.С.

Судебное заседание проведено путем использования систем видеоконференц-связи с Седьмым арбитражным апелляционным судом (судья

Жданова Л.И. при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Захаренко С.Г.).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В., объяснения представителей общества с ограниченной ответственностью «СтройИнвестКузбасс», общества с ограниченной ответственностью «Атлант» и индивидуального предпринимателя Ивашкина А.А., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации,

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Разрез» (далее — должник) в процедуре конкурсного производства, открытой решением Арбитражного суда Кемеровской области от 07.11.2013, конкурсные кредиторы должника — общество с ограниченной ответственностью «СтройИнвестКузбасс» (далее — общество «СтройИнвестКузбасс»), общество с ограниченной ответственностью «Атлант» (далее — общество «Атлант») и общество с ограниченной ответственностью «Техресурс» (далее — общество «Техресурс») обратились с заявлением о признании недействительными четырех договоров купли- продажи и двух договоров уступки прав требования, заключенных между должником и обществом с ограниченной ответственностью «Разрез», а также между должником и индивидуальным предпринимателем Ивашкиным А.А.

Определением суда первой инстанции от 24.06.2015, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 19.08.2015 и округа от 19.10.2015, заявление оставлено без рассмотрения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество «СтройИнвестКузбасс» и общество «Атлант», ссылаясь на существенные нарушения судами норм права, просят отменить обжалуемые судебные акты, направить вопрос на рассмотрение по существу в суд первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2016 Капкаева Д.В. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представитель общества «СтройИнвестКузбасс» и общества «Атлант» поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель индивидуального предпринимателя Ивашкина А.А. возражал против удовлетворения кассационной жалобы, считая судебные акты законными и обоснованными.

Должник, извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, представителя в судебное заседание не направил, в связи с чем жалоба рассмотрена в его отсутствие.

От общества с ограниченной ответственностью «Разрез» — конкурсного кредитора должника — поступил отзыв на кассационную жалобу, в котором он

просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей участвующих в обособленном споре лиц, Судебная коллегия считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судами, сумма требований общества «СтройИнвестКузбасс», общества «Атлант» и общества «Техресурс», обратившихся с заявлением об оспаривании сделок, в совокупности составляет 13,93% от общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов должника.

Оставляя заявление без рассмотрения, суд первой инстанции, ссылаясь на положения статей 61.1, 61.9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) исходил из того, что размер кредиторской задолженности каждого кредитора в отдельности не превышает 10% от общего размера кредиторской задолженности, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии у названных лиц права на оспаривание совершенных должником сделок.

Суды апелляционной инстанции и округа данный вывод поддержали.

Между тем судами не учтено следующее.

Согласно пункту 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в названном Законе.

Заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов (пункт 1 статьи 61.9 Закона о банкротстве).

В соответствии с пунктом 2 упомянутой статьи заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд также конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов.

Положения Закона о банкротстве, предусматривающие право оспаривания сделок должника конкурсными кредиторами, обладающими относительно небольшим размером требований к должнику, направлены на самостоятельную защиту последними своих законных интересов, в том числе в случае недобросовестного поведения конкурсного управляющего, уклоняющегося от совершения таких действий.

При этом установленный законом десятипроцентный порог служит лишь ограничением для чрезмерного и несогласованного оспаривания сделок по заявлениям миноритарных кредиторов, что может нарушить баланс интересов участвующих в деле о банкротстве лиц, привести к затягиванию процедуры банкротства и увеличению текущих расходов.

Возможность соединения требований нескольких кредиторов для достижения общих целей (признания незаконной сделки должника недействительной, пополнения конкурной массы, максимального пропорционального погашения требований всех кредиторов) отвечает целям конкурсного производства и способствует эффективному восстановлению их нарушенных прав.

Иной подход в подобной ситуации противоречит законодательному регулированию соответствующих правоотношений и ограничивает права добросовестных участников дела о банкротстве на судебную защиту.

Допущенные судами нарушения норм материального права являются существенными, в связи с чем обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене, а заявление обществ СтройИнвестКузбасс», «Атлант» и «Техресурс» — направлению в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Читайте так же:  Соглашение о добровольном исполнении решения суда образец

Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение Арбитражного суда Кемеровской области от 24.06.2015, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2015 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.10.2015 по делу N А27-2836/2013 отменить.

Заявление общества с ограниченной ответственностью СтройИнвестКузбасс», общества с ограниченной ответственностью «Атлант» и общества с ограниченной ответственностью «Техресурс» направить для рассмотрения по существу в Арбитражный суд Кемеровской области.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий судья Д.В. Капкаев
Судьи И.А. Букина
И.В. Разумов

Обзор документа

В рамках дела о банкротстве конкурсные кредиторы просили признать сделки должника недействительными.

Их заявление было оставлено без рассмотрения. Суд счел, что эти лица не вправе оспаривать сделки должника, так как размер задолженности перед каждым из них в отдельности не превышает 10%.

Но Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что заявление должно быть рассмотрено по существу. При этом она руководствовалась следующим.

Сумма требований конкурсных кредиторов, пытавшихся оспорить сделки должника, в совокупности составляет 13,93% от общего размера задолженности, включенной в реестр требований кредиторов.

В силу Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер задолженности перед ним, включенной в реестр, составляет более 10% общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр.

При этом 10-процентный порог служит лишь ограничением для чрезмерного и несогласованного оспаривания сделок по заявлениям миноритарных кредиторов.

Возможность соединения требований нескольких кредиторов для достижения общих целей (признания незаконной сделки должника недействительной, пополнения конкурной массы, максимального пропорционального погашения требований всех кредиторов) отвечает целям конкурсного производства и способствует эффективному восстановлению их нарушенных прав.

Иной подход в подобной ситуации противоречит законодательному регулированию соответствующих правоотношений и ограничивает права добросовестных участников дела о банкротстве на судебную защиту.

Статья 61.2. Оспаривание подозрительных сделок должника

Статья 61.2 . Оспаривание подозрительных сделок должника

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 61.2 настоящего Федерального закона

1. Сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

В случае, если продажа имущества, выполнение работы, оказание услуги осуществляются по государственным регулируемым ценам (тарифам), установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации, в целях настоящей статьи при определении соответствующей цены применяются указанные цены (тарифы).

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 23 июня 2016 г. N 222-ФЗ в пункт 2 статьи 61.2 внесены изменения, вступающие в силу с 1 сентября 2016 г.

Положения пункта 2 статьи 61.2 (в редакции Федерального закона от 23 июня 2016 г. N 222-ФЗ) применяются к поданным после 1 сентября 2016 г. заявлениям о признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным главой III.1 настоящего Федерального закона

2. Сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:

стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;

должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

При оспаривании сделок при банкротстве граждан суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника

В обзоре обобщены подходы, выработанные в судебной практике Арбитражного суда Дальневосточного округа при рассмотрении споров по вопросам оспаривания сделок при банкротстве граждан.

Приводятся, в частности, следующие правовые позиции:

наличие родственных отношений с гражданином-должником по общему правилу свидетельствует об осведомленности второй стороны сделки о цели ее совершения, направленной на причинение вреда кредиторам (обязанность опровергнуть данное обстоятельство лежит на ответчике, состоящем в супружеских или родственных отношениях с должником и являющемся заинтересованным по отношению к нему лицом);

непривлечение к участию в обособленном споре по рассмотрению заявления о признании недействительной сделки должника, затрагивающей интересы несовершеннолетнего лица, органа опеки и попечительства, отсутствие в деле письменного заключения последнего не является безусловным основанием для отмены судебного акта;

заключение органа опеки и попечительства о возможном ухудшении положения несовершеннолетнего лица в случае применения последствий недействительности сделки само по себе, в отсутствие других доказательств, не является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании недействительной сделки должника-гражданина.

Оспаривание сделок должника при банкротстве: как не лишиться имущества

Процесс признания несостоятельности гражданских лиц сложный и длительный, он состоит из множества процедур. Зачастую банкротство физических лиц включает оспаривание сделок, связанных имуществом должника. Таким образом, заинтересованные лица пытаются изыскать дополнительные средства на выплату долгов физлица.

Читайте так же:  Предупреждение внутренних совместителей об изменении оплаты труда

В связи с возможностью отмены имущественных сделок, заключенных в течение трёх лет, некоторые граждане не спешат оформлять банкротство. Например, если потенциальный банкрот, пытаясь сохранить своё имущество, передаёт его родственникам, суд может аннулировать такую договорённость и вернуть имущество в счёт погашения кредиторских требований к должнику.

С другой стороны, признание сделки недействительной даёт дополнительную возможность погасить просроченные обязательства должника или третьего лица.

Особенности оспаривания сделок должника

Несмотря на правомерность аннулирования недавних операций с имуществом должника, оспорить договора не всегда возможно. Судья может отклонить ходатайство об аннулировании соглашения, направленное арбитражным управляющим или кредитором.

Из-за опасения потери полученного в течение последних трёх лет имущества, многие граждане избегают процедуру банкротства.

Основанием для оспаривания сделок может стать их подозрительность или избрание определённого партнёра. Существует множество причин, которые могут приостановить оспаривание сделок при банкротстве физического лица. Как правило, любую имущественную операцию, оформленную более одного года назад с момента начала производства аннулировать уже не так легко.

Видео (кликните для воспроизведения).

Кто может оспорить сделку

Оспаривание сделок должника при банкротстве могут инициировать заимодатели, управляющий или физическое лицо. Заимодатели могут направить в суд заявление о начале процесса банкротства. После подобной инициативы кредитор может предложить судье оспорить операций с недвижимостью и другим имуществом должника.

Управляющий, назначенный судьёй, уполномочен контролировать процесс банкротства до его окончания. Он собирает и обрабатывает данные об активах физлица, осуществляет продажу имущества должника, чтобы расплатиться его долгами. По возможности управляющий оспаривает совершённые ранее операции, которые могут способствовать закрытию долгов физлица.

Если управляющий назначается банком, который инициировал процесс банкротства, он будет тщательно проверять все сделки, совершённые банкротом. Но, когда управляющий получает вознаграждение от должника, он может не проявлять излишнего упорства в выявлении сделок, которые можно оспорить.

Иногда признание операции недействительной выполняется на основе решения должника в процессе финансового оздоровления.

Какие сделки оспариваются

При банкротстве заинтересованные лица имею возможность оспорить не только дарственные и договора купли-продажи, они также могут инициировать аннулирование следующих операций:

  • все сделки с движимым и недвижимым имуществом за последние 3 года до введения процедуры банкротства;
  • брачный контракт, который содержит условия раздела совместного имущества;
  • выплата обязательных платежей;
  • выплаты другому кредитору средств, полученных от продажи активов физлица.

Если управляющий выявляет операции, которые проводились с целью сокрытия имущества, он инициирует их аннулирование, выносит информацию на обсуждение кредиторам и принимает заключительное решение.

Чаще всего под рассмотрение попадают следующие группы сделок:

  • Подозрительные операции с неравноценными суммами вознаграждений или с намеренным нанесением ущерба заимодателям.
  • Систематические операции. К данной группе сделок относятся соглашения заключённые с определённым контрагентом и приносящие ущерб интересам других заимодателей.

Сделки с недвижимостью накануне банкротства

Подозрительные при подписании сторонами операции с недвижимостью могут быть оспорены судом. Часто под аннуляцию попадают дарственные и операции купли-продажи недвижимости.

Если у временного управляющего появляются подозрения относительно операции с недвижимостью, которая привела к уменьшению стоимости имущества должника, он должен обосновать свои предположения и изложить их в обращении к суду. Если аргументы управляющего будут довольно весомыми, судья приостановит это соглашение.

Из всех полученных данных о сделках с недвижимостью, совершённых банкротом за последние 3 года, управляющий акцентирует внимание на следующих договорённостях:

  • подписанных за 12 месяцев до рассмотрения дела о банкротстве;
  • заключенных с близкими родственниками банкрота.

Оценивать правомерность сделок гражданского лица должен управляющий. При недостатке средств для погашения долгов суд отменяет действие договоров о безвозмездном дарении имущества физлица в пользу его родственников.

Сделки должника с единственным жильём

Согласно статье 446 ГПК РФ единственное жилье не подлежит взысканию. Даже если суд оспорит операцию, в которой предметом заключенного соглашения выступит единственное жильё должника, это имущество невозможно будет реализовать. Таким образом, оспаривание подобных сделок должника в процедурах банкротства никак не повлияет на возмещение задолженности.

Срок давности по оспариванию сделок

Срок исковой давности по аннулированию имущественных операций составляет 3 года. Суд может остановить действие только соглашений, которые были подписаны до рассмотрения дела о банкротстве. Однако, законом предусмотрена возможность изменения сроков заключения некоторых контрактов. Такое вмешательство рассматривается судом в индивидуальном порядке.

Аннулирование сделок, совершённых до 1 октября и после 1 сентября 2015 года

В связи с последними изменениями, договорённости, оформленные ИП в период до 1 октября 2015 года, не могут быть отменены. Это ограничение касается только физлиц, которые являлись ИП на момент подписания соглашения.

С другой стороны, к подобным операциям могут быть применены иные законодательные нормы и изменён срок оспаривания сделок.

В зависимости от периода совершения операции устанавливается следующий срок давности:

  • на договора, заключенные ИП до 01.09.2010 – 3 года;
  • на операции, совершённые ИП после 01.09.2010 – 10 лет, но не больше 3 лет после их обнаружения управляющим или заимодателем.

Основная задача управляющего заключается в предоставлении достоверной информации о том, что договорённость оформлялась гражданином с целью нанесения ущерба кредиторам. К подобным действиям можно отнести подписание должником договора дарения или договора купли-продажи имущества со своим родственником по заниженной цене.

Судебная практика оспаривания сделок

Практическая деятельность показывает, что аннулирование операций с имуществом физлиц, оформленных накануне банкротства широко практикуется управляющими для выискивания средств на погашение кредиторских претензий.

Например, судебным решением сделка по продаже транспортного средства, оформленная между близкими родственниками, была признана недействительной. Причиной отмены действия договора стало наличие у одной из сторон участников просроченных задолженностей.

В другой ситуации, суд отменил действие договора дарения земельного участка в пользу сына заёмщика. Это соглашение было подписано за несколько дней до банкротства гражданского лица и могло нанести ущерб заимодателям.

А также существует практика отмены судом действия брачного контракта, заключенного накануне рассмотрения дела о несостоятельности одного из супругов. По условиям этого контракта при расторжении брака супруге переходило имущество должника. Супруги развелись и часть переданного имущества супруга отписала своему сыну. Суд решил, что договорённость между супругами препятствовала выполнению обязательств гражданского лица перед кредиторами.

Как показывает судебная практика при слушании дела о банкротстве оспаривание сделок должника в каждой ситуации требует индивидуального подхода, анализа и рассмотрения в суде.

Обзор судебной практики по вопросам оспаривания сделок при банкротстве граждан

Арбитражный суд Дальневосточного округа (АС ДВО) опубликовал Обзор судебной практики по вопросам оспаривания сделок при банкротстве граждан (утв. постановлениями Президиума АС ДВО от 26.10.2018 № 21 и от 21.12.2018 № 25). В документе рассмотрены вопросы, связанные с оспариванием в деле о банкротстве физлиц сделок, заключенных во вред кредиторам и направленных на уменьшение размера имущества должника.

Всего в обзор вошло 5 правовых выводов, сделанных АС ДВО в ходе судебной практики в 2017–2018 годах:

    В рамках дела о банкротстве физлица финансовый управляющий подал заявление в арбитражный суд о признании заключенного 02.09.2015 договора купли-продажи земельного участка недействительной сделкой на основании п. 1 ст. 61.2 закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ.

Для справки. На основании п. 1 ст. 61.2 закона № 127-ФЗ может быть оспорена подозрительная сделка, совершенная должником в течение 1 года до или после принятия заявления о признании банкротом, при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.

[3]

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования финансового управляющего. Но суд кассационной инстанции отменил эти решения и отправил дело на новое рассмотрение. При этом кассационный суд указал, что на основании п. 13 ст. 14 закона «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства)…» от 29.06.2015 № 154-ФЗ указанное заявление в отношении физлица, не являющегося ИП, может быть удовлетворено только для подозрительных сделок, совершенных после 01.10.2015, а сделки, заключенные до этой даты, подлежат оспариванию на основании ст. 10 ГК РФ.

Читайте так же:  Сертификат управление сестринской деятельностью получить

Для справки. На основании п. 1 ст. 10 ГК РФ установлен запрет на злоупотребление правом, а именно: не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью и иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Лицо, потерпевшее убытки в результате злоупотребления правом другого лица, вправе требовать от него их возмещения (п. 4 ст. 10 ГК РФ).

Вывод! Сделки гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, совершенные до 01.10.2015, могут быть признаны недействительными только на основании ст. 10 Гражданского кодекса РФ.

В другом рассмотренном деле оспоренная финансовым управляющим в рамках дела о банкротстве ИП подозрительная сделка (договор купли-продажи транспортного средства), заключенная 15.09.2015 должником с сыном, была признана недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 закона № 127-ФЗ. Суды при рассмотрении дела установили следующие факты: а) должник являлся ИП; б) оспариваемый договор купли-продажи заключен в пределах 1 года до принятия заявления о признании должника банкротом; в) сделка имела неравноценное встречное исполнение обязательств стороной сделки; г) наличествовали неисполненные обязательства должника перед кредиторами; д) покупателю было известно об этом в силу близких родственных связей с должником.

Вывод! В деле о банкротстве гражданина, являющегося ИП, сделки, совершенные до 01.10.2015, могут быть признаны недействительными по специальным основаниям, предусмотренным законом № 127-ФЗ, независимо от того, связаны они с осуществлением предпринимательской деятельности или нет.

В рамках дела о банкротстве физлица кредитор оспорил 2 договора дарения должника (должник подарил дочери 2 квартиры). Сделки были оспорены на основании ст. 10 ГК РФ и были признаны судом недействительными. Суд указал, что осведомленность о наличии у должника признаков неплатежеспособности и цели совершения сделки в отношении заинтересованного по отношению к должнику лица (дочери) презюмируется.

Вывод! Наличие родственных отношений с гражданином-должником по общему правилу свидетельствует об осведомленности второй стороны сделки о цели ее совершения, направленной на причинение вреда кредиторам. Обязанность опровергнуть данное обстоятельство лежит на ответчике, состоящем в родственных (супружеских) отношениях с должником и являющемся заинтересованным по отношению к нему лицом.

По заявлению финансового управляющего в рамках дела о банкротстве физлица суд признал недействительным договор дарения квартиры, совершенный должником в пользу своей дочери, и применил последствия недействительности сделки в виде обязания вернуть квартиру в конкурсную массу. На решение суда была подана кассационная жалоба. Жалоба была аргументирована тем, что у ответчика есть несовершеннолетний ребенок. Но орган опеки и попечительства к участию в обособленном деле не привлекался, его письменное заключение представлено не было.

Суд кассационной инстанции при рассмотрении жалобы указал, что интересы несовершеннолетней в обособленном споре представляла ее мать. Какого-либо противоречия между интересами законного представителя несовершеннолетнего ребенка и самого ответчика, которое могло быть основанием для привлечения к участию в деле органа опеки и попечительства, суд не усмотрел. Суд указал, что само по себе непривлечение судом к участию в споре органа опеки и попечительства не является безусловным основанием для отмены принятых по результатам рассмотрения такого спора судебных актов.

Вывод! Непривлечение к участию в обособленном споре по рассмотрению заявления о признании недействительной сделки должника, затрагивающей интересы несовершеннолетнего лица, органа опеки и попечительства, отсутствие в деле письменного заключения последнего не является безусловным основанием для отмены судебного акта.

Финансовый управляющий в рамках дела о банкротстве физлица оспорил договор купли-продажи квартиры, заключенный между должником и его дочерью. Сделка была оспорена на основании пп. 1 и 2 ст. 61.2 закона № 127-ФЗ. Суд первой инстанции отказал управляющему в его требовании на основании представленного в дело органом опеки и попечительства заключения об оценке последствий признания сделки недействительной, из которого следовало, что спорная квартира является единственным жилым помещением, пригодным для проживания несовершеннолетней дочери ответчика (внучки должника).

Суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение. Кассационный суд указал, что заключение органа опеки и попечительства является только одним из доказательств, которое оценивается судом в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами (ст. 71 АПК РФ). Из материалов дела следовало, что ответчик и ее несовершеннолетняя дочь зарегистрированы в спорной квартире по месту жительства непосредственно перед совершением оспариваемой сделки.

При разрешении спора суд первой инстанции не установил, где они были зарегистрированы по месту жительства и где фактически проживали до указанной даты, и не проверил, имеется ли у ответчика иное зарегистрированное на праве собственности недвижимое имущество. Помимо этого, из представленного в дело заключения не было ясно, каким образом и на основании каких документов органом опеки и попечительства проверялись и устанавливались изложенные в нем обстоятельства, в том числе отсутствие иного жилья, пригодного для проживания несовершеннолетнего ребенка.

Вывод! Заключение органа опеки и попечительства о возможном ухудшении положения несовершеннолетнего лица в случае применения последствий недействительности сделки само по себе, при отсутствии других доказательств не является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании сделки должника-гражданина недействительной.

ВС РФ разграничил сделки должника, оспариваемые в деле о банкротстве и в общегражданском порядке

ВС РФ напомнил судам, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Реквизиты судебного акта

ООО «Фирма Строительство и Инвестиции», ООО «КомплексСтрой»

Общество «Фирма Строительство и Инвестиции» (далее — продавец, фирма) и общество «КомплексСтрой» (далее — покупатель, общество) 01.02.2006 заключили договор купли-продажи недвижимого имущества — 1/2 доли нежилого здания общей площадью 1 800 кв. м стоимостью 14 млн руб. и со сроком оплаты в течение 12 месяцев с момента подписания договора.

В июне 2006 г. фирма и общество заключили дополнительное соглашение (далее — дополнительное соглашение) к вышеуказанному договору купли-продажи, в соответствии с которым стоимость недвижимого имущества была изменена и составила 1,5 млн долл. США, а также установлен новый срок оплаты — 48 месяцев с момента подписания договора купли-продажи.

В ноябре 2011 г. гражданин К. — участник общества-покупателя с долей 16,66% в уставном капитале — обратился с заявлением о выходе из состава участников общества и о выплате ему действительной стоимости доли. Однако общество отказалось это сделать. В итоге арбитражный суд в решении от 02.08.2013 по делу № А40-90305/12 взыскал с общества денежные средства по оплате действительной стоимости доли К.

Читайте так же:  Ходатайство о продлении процедуры реализации имущества образец

Затем К. обратился с иском о признании недействительным (ничтожным) дополнительного соглашения, заключенного между фирмой и обществом. Он ссылался на то, что оспариваемое дополнительное соглашение фактически было заключено в 2012 г. после его обращения с заявлением о выходе из состава участников и выплате ему действительной стоимости доли, и утверждал, что ответчики, заключив спорное соглашение, не имели намерения его исполнять. Их действительная воля была направлена на уклонение общества от исполнения обязанностей по выплате действительной стоимости доли К. Увеличив цену сделки по отчуждению имущества, ответчики, по мнению истца, злоупотребили своим правом.

Позиция судов

Суд первой инстанции оставил исковые требования К. без рассмотрения на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Он посчитал требование истца подлежащим рассмотрению в соответствии с п. 1 ст. 126 и п. 1 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в деле о банкротстве общества. В обоснование данного вывода суд сослался на п. 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в котором разъяснено, что с даты принятия судом решения о признании должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

При этом суд исходил из того, что требование К. является реестровым. С момента открытия конкурсного производства, в случае признания сделки по передаче должнику недвижимого имущества недействительной, происходит трансформация неденежного требования о возврате имущества покупателем (должником) в денежное требование по возврату стоимости этого имущества. Решение суда первой инстанции поддержали апелляция и кассация.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС РФ признал обоснованными доводы кассационной жалобы К. Вслед за кассатором ВС РФ отметил, что нижестоящие инстанции, во-первых, не учли того обстоятельства, что исковое требование о признании недействительным дополнительного соглашения заявлено на основании ст. 166, 168 ГК РФ как сделки, нарушающей требования гражданского законодательства. В связи с чем заявленный К. иск не может быть рассмотрен в деле о банкротстве и подлежит рассмотрению по существу в исковом производстве вне рамок дела о банкротстве общества. Во-вторых, суды неправильно определили требование К. о признании недействительным дополнительного соглашения реестровым. В случае удовлетворения такого требования новых обязательств по уплате денежных средств для должника в деле о банкротстве не возникает.

Как указывал К., иск о признании недействительным дополнительного соглашения заявлен им на основании ст. 166, 168 ГК РФ, а не положений Закона о банкротстве. При этом он обратился в арбитражный суд ранее, чем было подано заявление о признании общества банкротом. Указанным доводам К. о правовых основаниях заявленного им иска о признании дополнительного соглашения недействительным, дате обращения в суд с иском и наличии интереса в оспаривании сделки нижестоящие суды должной оценки не дали.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на то, что поводом для обращения К. с иском по настоящему делу являлось то обстоятельство, что определением арбитражного суда в третью очередь реестра требований кредиторов включено требование кредитора-фирмы — в размере 29 млн руб., как неустойки, начисленной этим лицом на основании оспариваемого К. дополнительного соглашения.

Публикации

Владимир Клименко, юрист коллегии адвокатов «Юков и Партнеры»

Гражданское законодательство предусматривает возможность заинтересованных лиц оспорить подозрительные сделки компании-должника, совершенные в течение полугода-года до принятия судом заявления о ее банкротстве, а также после принятия такого заявления.

Новое постановление Пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ от 30 июля 2013 года № 59, опубликованное на днях на сайте суда, призвано дать ответы на наиболее важные вопросы, связанные с применением судами главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и носившего вводный характер постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Практика показала, что суды зачастую не уделяют должного внимания исследованию всех существенных обстоятельств дела, что сказывается на интересах добросовестной стороны – контрагента по сделке (далее также – кредитор) в случае признания сделки недействительной. По замыслу разработчиков, постановление Пленума № 59 должно обеспечить таких лиц необходимой защитой.

Поскольку мотивами отказа судов при оспаривании сделок должника по основаниям ст. 61.2, ст. 61.3 Закона о банкротстве, как правило, является отсутствие доказательств осведомленности контрагента о признаках неплатежеспособности должника (п. 2 ст. 61.2, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве) либо признание оспариваемой сделки совершенной в обычной хозяйственной деятельности должника (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве), в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 основное внимание сосредоточено именно на применении судами данных норм права.

Осведомленность кредитора о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

Сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной «если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества» (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Исходя из разъяснений, данных в пунктах 9, 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, неосведомленность о тяжелом финансовом состоянии должника (о признаках неплатежеспособности, недостаточности имущества) указывает на добросовестность кредитора.

С момента принятия главы III.1 Закона о банкротстве в судебной практике не существовало единообразного подхода к вопросу о том, кто должен доказывать осведомленность кредитора.

В пп. «а» п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 предлагается возложить бремя доказывания осведомленности контрагента о финансовых проблемах должника на лицо, оспаривающее сделку с предпочтением (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве). В частности, формулировку п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 о том, что при оспаривании сделки должна быть «установлена» неосведомленность кредитора (воспроизводит соответствующую норму из Закона о банкротстве), постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 заменяет на «оспаривающим сделку лицом доказано».

К числу фактов, свидетельствующих в пользу знания кредитора о признаках неплатежеспособности должника, первоначальный проект постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 относил:

широкое распространение в средствах массовой информации (в том числе в сети Интернет) сведений о неплатежеспособности должника;

— неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок;
— известное кредитору длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);
— снижение рейтинговыми агентствами рейтинга должника до дефолтного уровня и публичное раскрытие ими этого факта;
знание кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

Читайте так же:  Оказание юридических услуг физическим лицом налогообложение

В ходе обсуждения первоначального проекта постановления на заседании Президиума ВАС РФ, состоявшемся 10 июля 2013 года, состав фактов, указывающих на осведомленность кредитора, был изменен. В итоге из окончательной редакции постановления Пленума были исключены такие обстоятельства, как широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга.

Указанный пункт постановления также предусматривает, что «получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом не означает само по себе, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника».

Касательно, официальной информации, размещенной на сайте ВАС РФ, в постановлении отмечено, что «само по себе размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом» (п. 4 постановления № 59). Использованная формулировка, позволяет сделать вывод о том, что размещение каких-либо сведений в официальной картотеке арбитражных дел (в том числе, о предъявлении к должнику исков о взыскании задолженности, о вступивших в законную силу решениях о взыскании задолженности с должника) не указывает на то, что кредитору «должно было быть известно» о таком размещении, следовательно, и о возможных признаках неплатежеспособности.

Представляется, что применяемый разработчиками в этом постановлении оборот «само по себе» не означает, что кредитор, осведомленный, помимо наличия просроченной перед ним задолженности, о других обстоятельствах, свидетельствующих о финансовых затруднениях должника (не исключая широкое распространение сведений в СМИ, информацию об иных фактах неисполнения должником в срок своих обязательств перед другими кредиторами, публикуемую в открытых источниках), признается добросовестным, поскольку судом должны оцениваться все собранные по делу доказательства в совокупности. В пункте 4 постановления № 59 приведены наиболее очевидные обстоятельства, указывающие на осведомленность кредитора, что совершенно не означает, что судом не должны оцениваться иные факты, в том числе, широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга, информация на сайте ВАС РФ.

На защиту добросовестных банков-кредиторов и налоговых органов направлен п. 5 постановления, предусматривающий, что одного лишь факта того, что другая сторона сделки является кредитной организацией или налоговым органом, не достаточно для вывода о его осведомленности о признаках неплатежеспособности должника. Предоставление доказательств недобросовестности кредитной организации, как и в пункте 4 постановления, возложено на оспаривающую сделку лицо. На осведомленность кредитной организации или налогового органа может указывать отчетность должника, заметно свидетельствующая о признаках его неплатежеспособности.

[2]

Обычная хозяйственная деятельность

Другим эффективным «барьером» при признании недействительными сделок должника, совершенных с предпочтением, является п. 2 ст. 61.4 закона о банкротстве, который не позволяет оспаривать сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершенные в обычной хозяйственной деятельности должника, если стоимость такой сделки ниже одного процента стоимости его активов.
В постановлении Пленума ВАС РФ № 59 предпринята попытка конкретизации сделок, подпадающих под ограничение, установленное п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, а также приведены некоторые критерии отнесения сделок к выходящим за рамки такой деятельности.

В частности, пунктом 6 постановления предлагается относить к сделками, совершенным в обычной хозяйственной деятельности, сделки по возврату кредита. К «необычным» сделкам в проекте отнесены: платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, не обоснованный разумными причинами досрочный возврат кредита.

Применительно к банкротству банков, в пункте 16 постановления № 59 предлагается дополнить постановление № 63 пунктом 35.3, который возлагает на конкурсного управляющего банка обязанность по доказыванию того, что такие сделки, как (1) списание кредитной организацией денежных средств со счета клиента, в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента), (2) перечисление кредитной организацией денежных средств со счета клиента на счет этого же или другого лица в другой кредитной организации, выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности кредитной организации.

Такими доказательствами могут, в том числе, являться сведения о наличии, на момент совершения оспариваемой сделки картотеки неисполненных платежных поручений или совершение сделки в обход других, ожидающих исполнения распоряжений клиентов, перевод клиентом средств со вклада досрочно с потерей значительной суммы.

Другие вопросы при оспаривании сделок должника

В ходе применения судами положений главы III.1 Закона о банкротстве, сложилась определенная практика по другим существенным вопросам, которая нашла свое отражение в постановлении Пленума ВАС РФ № 59.

[1]

В частности, в п. 3 постановления закреплено положение согласно которому, суду следует применять то правовое основание недействительности сделки (статью 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве), которое фактически доказано истцом, а не то на которое он ошибочно может ссылаться: «например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот».

Важным моментом является закрепление в постановлении Пленума применяемого судами подхода по расчету госпошлины: «при оспаривании нескольких платежей по одному и тому же обязательству или по одному и тому же исполнительному листу (если требования об их оспаривании соединены в одном заявлении или суд объединил эти требования в соответствии со статьей 130 АПК РФ) государственная пошлина рассчитывается однократно как по одному требованию» (п. 10 постановления № 59).

Видео (кликните для воспроизведения).

Выше отмечалось, что неосведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника наравне с признанием оспариваемой сделки совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, по сути, являются единственными реальными механизмами воспрепятствования оспариванию сделок с предпочтением. О том, насколько эффективными окажутся предлагаемые в новом постановлении Пленума ВАС РФ способы защиты добросовестных контрагентов, можно будет судить только после формирования судебной практики его применения.

Источники


  1. Жалинский, А. Э. Введение в специальность «Юриспруденция». Профессиональная деятельность юриста. Учебник / А.Э. Жалинский. — М.: Проспект, 2015. — 362 c.

  2. Ганапольский, М.Ю. Правосудие для дураков, или Самые невероятные судебные иски и решения / М.Ю. Ганапольский. — М.: Астрель, АСТ, 2014. — 972 c.

  3. Борисов, А. Н. Комментарий к Федеральному закону «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» / А.Н. Борисов. — М.: Юстицинформ, 2009. — 272 c.
  4. Майлис, Н. П. Моя профессия — судебный эксперт / Н.П. Майлис. — М.: Щит-М, 2014. — 168 c.
  5. Настольная книга судебного пристава-исполнителя. — М.: БЕК, 2014. — 752 c.
  6. Оспаривание сделок должника при банкротстве судебная практика
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here